slog

Тел/факс: 998 (61) 222-87-92
Республика Каракалпакстан г.Нукус ул.Татыбаева 7а

slid_slog

ЖИВАЯ ИСТОРИЯ: ПОТОМКИ УРАЛЬСКИХ СТАРОВЕРОВ В КАРАКАЛПАКСТАНЕ

« Назад

30.08.2020 21:07

уральцы1

К чужим берегам 

В 1875 году казаков-старообрядцев по указу по Александра II начали переселять с Урала в Хивинское ханство. Поводом к отправке послужил мятеж в Уральском казачьем войске. Потомки бежавших от церковных реформ патриарха Никона в XV веке «вольных людей», обосновавшихся на реке Яик, подняли бунт, не согласившись с «Положением об управлении Уральским казачьим войском», подписанным императором в 1874 году. 18 апреля 1875 года Александр II лишает старообрядцев казачьих прав и отправляет за тысячи верст от родных берегов. Город Петро-Александровск, поселок Первоначальное, Уральская слобода, Учсай и Урга, Заир Талдыкский, Муйнак и Нукус станут для сотен «уходцев», как еще называли староверов, «землей обетованной». В низовьях Амударьи и на берегах Арала уральским казакам предстояло строить свою судьбу, заводить хозяйство и адаптироваться к новым условиям. К чужакам коренные жители поначалу отнеслись настороженно – чудные, держащиеся особняком, с другим укладом и верой, они вызывали интерес и страх одновременно.

уральцы2

На родине мужчины-уральцы занимались рыбоводством и охотой, а скот семьи держали только для получения молочных продуктов. Опыт занятий рыбной ловлей пригодился на новом месте – местное население быстро научилось использовать сети и багры, ярыги и вентери, которые уральцы издревле применяли в рыболовстве. Оказались поселенцы отменными кузнецами и плотниками, мастерами кожевенных дел. А потом освоили перевозку пассажиров и грузов по воде, торговлю продуктами и скотом, но основным делом так и осталась добыча рыбы – в дельте реки Амударьи ими было создано около 30 рыбопромысловых ледников. Позже, уже в начале ХХ века, староверы с Урала сопровождали торговые караваны в качестве переводчиков, отлично владели тюркскими языками. Помнить свое происхождение Евдокия Калбанова родилась и выросла в Нукусе, в 2003 году она перебралась в Московскую область. Ее предки, как и другие «уходцы», когда-то были сосланы с Урала. Еще учась в школе, она решила заняться изучением быта и культуры староверов, среди которых в конце 90-годов прошлого столетия было немало ее родни. Поступив в Каракалпакский государственный университет имени Бердаха, Евдокия всерьез взялась за свой проект, а в 27 лет защитила кандидатскую диссертацию «Быт и культура уральских казаков Каракалпакстана – последняя четверть XIX-XX веков».

Ее научный труд стал важным документом, который продолжает служить источником информации для тех, кому интересна история этой этнической группы русского народа. И тогда, в годы переселения, когда уральцы отстаивали свои интересы и традиции, и сейчас, когда многие из них продолжают жить по устоям и заповедям, молиться, держать пост и отмечать христианские праздники.

Рождество и Крещение, Иван Купала, Троица, Покров – здесь наиболее почитаемые, а из святых – Богоматерь и Иисус. Еще поклоняются святым защитникам Иоанну Воинственнику, Архангелу Михаилу. Николе Чудотворцу.

уральцы3

Прихожанки Выходцы с Урала относят себя к Кафолической церкви, или, как сами говорят, кафонической. Она же – соборная или Вселенская, когда верующих объединяет молельный дом и «дедушка» – священнослужитель. Настоятелем такого дома в Нукусе долгие годы был Савин Макарчев, на службу к которому приезжали уральцы со всего Каракалпакстана и соседнего Хорезма.

уральцы4

Савин Макарчев  «Чужим» в святыню вход был строго воспрещен, но вот гостям в своем доме дедушка Савин оказывался рад всегда. Общительный, веселый, остроумный, он интересовался политикой, водил крепкую дружбу с соседями и, как мог, поддерживал своих. Четыре года назад настоятеля не стало, Господь отвел ему на земле долгих 90 лет. Для верующих его уход стал огромной потерей, но дедушка успел подготовить ученицу – Матрену Киселеву, одну из послушниц, вокруг которой сегодня собираются староверы. – Дедушке Савину нравилось, как я читаю Святое писание, и он обучил меня всем правилам ведения службы, другим таинствам, – вспоминает старший чтец Матрена Ивановна Киселева. – Сейчас службы проходят в моем дворе, верующие приходят, чтобы заказать молебен, встретить праздник, пообщаться. Приезжают из соседних районов и Ургенча, а уехавшие из Каракалпакстана звонят или пишут в социальных сетях, чтобы мы помолились за их родных, чьи могилы остались здесь. По словам Матрены Ивановны в республике насчитывается несколько десятков семей, в которой муж или жена, или оба супруга – потомки уральских казаков.

Винтовкины, Сармины, Фофановы, Кожевниковы, Свешниковы, Рябикины – фамилии уральцев отличались от привычных Смирновых, Климовых, Пахомовых, Князевых и других русских фамилий, представители старшего поколения с легкостью могли определить по ним «уральцев». 

Сегодня тем, кто стоит службы и живет по законам Кафолической церкви – чуть больше шестидесяти лет. Агриппина Сармина, Надежда Макарчева, Полухерья Божедомова, Мария Ялова и другие прихожанки мечтают, чтобы и молодежь подтянулась, стала ближе к Создателю, помнила свое происхождение.

Молитвы будут услышаны

Если раньше старообрядцы создавали семьи только с единоверцами, то сейчас к женитьбе и замужеству своих детей они относятся намного проще. Межнациональные браки давно стали нормой – казачки Кати, Насти, Галины замужем за корейцами, казахами, узбеками и каракалпаками. Хлопцы Андреи, Степаны и Михаилы также счастливы с восточными красавицами. Кстати сказать, к бракам с «мирскими» или русскими, отношение ранее у здешних староверов было иное.  Прежде чем встать под венец с уральцем, один из супругов должен был вновь пройти обряд перекрещения, а это, по канонам старообрядцев – смертный грех. Многие «дедушки» наотрез отказывались проводить обряд, но если жених или невеста оказывались некрещеными, обращали их в свою веру, а затем венчали. Сейчас молодые пары, как правило, живут без Божьего благословения, даже если оба из семей староверов.
уральцы5

       В конце 90-х уральцы начали покидать родные края, перебираться в Калач-на-Дону Волгоградской области, другие города России, где продолжают держаться вместе и чтить заповеди предков. 

       Потомки казака – атамана Фильчева сегодня живут в Орловской области. У одной из его внучек – Евдокии Никифоровны Фильчевой – четверо сыновей и дочь. Правнук Петр Дюстер, по словам родных, особо похож на Михаила Семеновича – характером и внешне. В начале 2000 годов семья переехала из Нукуса на Орловщину, но связи с уральцами, оставшимися в Каракалпакстане – не потеряли. Как только снимут карантин, Петр мечтает приехать на родину, поклониться могилам предков, показать город детства своим сыну и дочери.

уральцы6

   Фильчев Никифор Михайлович – работник тыла в период ВОВ. Оставлен на снабжении продовольствия, работал капитаном теплохода, «ходил» за солью по Амударье через Арал. На фото – он с правнуками в Нукусе.

       Те, кто остался, пока в дорогу не собираются.

          Галина Фофанова, к примеру – одна из лучших учителей русистов в Каракалпакстане, ее муж Федор Сармин –  программист. Катерина Чебакова работает в детском саду, свободно, впрочем, как и все уральцы, владеет каракалпакским языком. Надежда Павлычева из Кунграда – на песни, к ней в старую часть города приезжают, чтобы заказать молитвы за здравие или за упокой. Галина Щурихина «подает» за мать и отчима.  Ксения Щурихина и Георгий Гущин прожили вместе больше двадцати лет. Георгий Мартемьянович вернулся с фронта с медалями и орденами, всю свою жизнь проработал в геологоразведке. В Кунграде он был в большом почете, его приглашали в школы и лицеи, где ветеран войны и труда рассказывал о своих боевых подвигах. С возрастом фронтовик стал ближе к вере, отпустил бороду. – Хоронили его по всем обрядам, сестры три дня читали молитвы. По канонам останавливать их нельзя, вот и сменяли они друг друга, молясь за упокой брата, – вспоминает Галина Жалгина. – Старшее поколение, соблюдавшее все заповеди – ушло. Их дети и внуки также стараются жить по заветам, но прежние строгие запреты уже практически не действуют. На Пасху Галина с дочерью пекут куличи и красят яйца, большую часть из которых раздают соседям. В Нукусе женщины-уралки также угощают выпечкой тех, кто живет рядом, собираются, чтобы отметить великий праздник в доме у Матрены Киселевой. В этом году встретиться им помешал карантин. Следующая Пасха соберет их вместе, Господь услышит молитвы, и жизнь на родной земле будет прежней – уверены прихожанки.  Фото взяты из архива Галины Зоркиной и архива Петра Дюстера